Авторизация

Ім'я користувача:

Пароль:

Новини

Топ-новини

Фінансові новини

Фінанси

Банки та банківські технології

Страхування

Новини економіки

Економіка

ПЕК (газ та електроенергія)

Нафта, бензин, автогаз

Агропромисловий комплекс

Право

Міжнародні новини

Україна

Політика

Бізнес

Бізнес

Новини IT

Транспорт

Аналітика

Фінанси

Економіка

ПЕК (газ та електроенергія)

Нафта, бензин, автогаз

Агропромисловий ринок

Політика

Міжнародна аналітика

Бізнес

Прес-релізи

Новини компаній

Корирування

Курс НБУ

Курс валют

Курс долара

Курс євро

Курс британського фунта

Курс швейцарського франка

Курс канадського долара

Міжбанк

Веб-майстру

Інформери

Інформер курсів НБУ

Інформер курс обміну валют

Інформер міжбанківські курси

Графіки

Графік курсів валют НБУ

Графік курс обміну валют

Графік міжбанківській курс

Експорт новин

Інформація про BIN.ua

Про сайт BIN.ua

Реклама на сайті

Контакти

Підписка на новини

От банкиров хороших к банкирам плохим, или Как погибают банки

Неэффективный надзор и плохой менеджмент как главный фактор банковских кризисов

Аристобуло де Хуан, эксперт Всемирного Банка, руководитель службы реконструкции коммерческих банков Испании

Hью - Йорк, 1991

Перевод и редакция Александра Савельева (Москва, 1992 - 2004 г.г.)

Впервые опубликовано в Вестнике АРБ , ї1 за 1999 г.

Предисловие переводчика

Брошюра Аристобуло де Хуана "От банкиров хороших к банкирам плохим" была предоставлена участникам семинара, проводившегося Институтом Экономического Развития Мирового Банка в феврале 1992 года. Большинство участников, банкиры Москвы и периферии, тогда смотрели на будущее российской банковской системы вполне благодушно. На волне инфляции банки множились и бурно росли, и осторожность экспертов Мирового банка казалась нам излишней. Мы с удивлением восприняли негативное отношение западных банкиров к связанному кредитованию - выдаче банками ссуд своим акционерам или дочерним предприятиям. Очень немногие из нас были озабочены тем, что качество управления в российских банках не было адекватно быстрому наращиванию их активов, объемов операций, усложнению их организации.

После минутного знакомства с брошюрой я решил ее перевести. Копии перевода отдал председателю правления тогдашнего своего банка и коллеге - зампреду, начальнику кредитного управления. Председатель, небрежно пролистав, сказал: "Это для нас неактуально". Он был человек высокого полета. Начальник кредитного управления прочитал очень дотошно, схватился за голову и сказал: "Елки - палки, это же все про нас! Вот так же и мы катимся с горы!"

Из того банка я ушел в 1993 году. В следующем году банк прекратил платежи.

Масштабы августа - 1998, казалось бы, предоставили руководителям проблемных банков железный аргумент: "Мы захлестнуты общеэкономическим кризисом. Виноваты правительство, Центральный банк, зарубежные кредиторы, и т.д. и т.п.> Я же, знакомясь с обстоятельствами гибели конкретных российских банков, вновь и вновь узнавал стандартную схему, описанную Аристобуло де Хуаном: отсутствие стратегического и финансового планирования и контроля, нормального управления рисками, авантюрный рост операций, не подкрепленный капиталом и повышением уровня корпоративного менеджмента, скрытые убытки, искажение отчетности, обман органов банковского надзора и самих себя, боязнь взглянуть в глаза реальности, внезапную для окружающих неликвидность и крах, сопровождавшиеся мошенническими попытками увести деньги из банка.

Анализ текущего банковского кризиса создает впечатление того, что он возник чуть ли не на пустом месте. Тем не менее, представляется, что банкам, стоящим рядом с водоворотом, нелишне было бы трезво оценить свою внутреннюю организацию в свете данной брошюры.

Переводу брошюры "От хороших банкиров к банкирам плохим" уместно дать подзаголовок "Как погибают банки". Мне представляется, что сегодня эта брошюра весьма актуальна. Она поможет органам банковского надзора лучше контролировать состояние кредитных институтов, а коммерческим банкирам - критично взглянуть на свой банк и на свою работу, вовремя взявшись за налаживание правильного менеджмента.

А.И. Савельев, Академхимбанк, зам. начальника управления регионального бизнеса

Предисловие автора

Настоящая работа не претендует на роль жесткой инструкции или стандарта этической оценки поведения банкиров. Скорее это модель явлений, которые исторически повторяются во всем мире, как в развивающихся, так и в развитых странах.

Бытует мнение, что кризисы финансовых институтов обусловлены лишь макроэкономическими факторами. Настоящая брошюра, напротив, утверждает, что главным элементом кризисов является банковский менеджмент. Это детонатор и мультипликатор убытков и экономических наpушений. Брошюра также подчеркивает, что в кризисной ситуации даже хорошие банкиры часто оказываются плохими менеджерами, что усугубляет возникшие проблемы.

Общеизвестно, что в проблемах отдельных банков и в кризисах банковской системы повинны плохое управление и неэффективный надзор. Но эти же факторы являются важным элементом кризисов, поражающих экономическую систему в целом. Такие кризисы могут быть вызваны экономическими сдвигами, неудовлетворительной денежной или валютной политикой государства, но также и внезапной дезорганизацией управления. В тяжелые ситуации попадают и плохие, и хорошие банки, однако сильный менеджмент помогает банкам выжить и сохранить финансовое здоровье. Напротив, плохое управление углубляет кризис, умножает убытки, способствует неправильному размещению ресурсов и (через высокие процентные ставки) усиливает инфляцию. Поэтому одни только макроэкономические меры без одновременного лечения институциональной стороны кризисов могут оказаться неэффективными и даже вредными.

В настоящей брошюре банковский надзор рассматривается как ключевой элемент предупреждения или ограничения ущерба от плохого управления. Под термином "надзор" в данном случае понимается регулирование, контроль и оздоровительные меры (от обычных мер до реорганизации финансовых институтов). При хорошем регулировании, контроле, действенных оздоровительных мерах слабый менеджмент имеет шансы на улучшение, а хороший менеджмент наверняка останется таковым. Ухудшение финансового положения банка - часто самоускоряющийся процесс. Поэтому, чем раньше приняты оздоровительные меры, тем лучше.

Описываемая модель и выводы из нее даны в упрощенной, краткой форме.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕНЕДЖМЕНТА

Сказанное выше поясняет, насколько важны анализ дефектов управления, ведущих банки к краху, а также разумное регулирование и надзор, предохраняющие банки от провалов и выправляющие ситуацию.

Регулирующие органы в США пользуются системой рейтинга банков в соответствии с качеством КАПИТАЛА, АКТИВОВ, МЕНЕДЖМЕНТА, ДОХОДНОСТИ и ЛИКВИДНОСТИ ("CAMEL")[i]. Периодически банку присваиваются оценки в соответствии с каждым из этих показателей. Затем выводится усредненная оценка по пятибалльной шкале от 1 до 5: от очень хороших до слабых банков. При оценке банковского менеджмента исследуются аспекты:

компетенция;

способность к руководству;

выполнение установленных правил (инструкций);

способность планировать;

способность реагировать на изменение окружающей рыночной среды;

качество политики и способность к контролю ее реализации;

качество коллективной работы руководителей и потенциальная преемственность менемента;

риск коррупции служащих банка[ii].

Удовлетворительная оценка перечисленных аспектов - основание для заключения о хорошем менеджменте. Если бы все банки управлялись хорошо, единственной причиной их краха являлись макроэкономические и политические потрясения. Но и в этом случае не обойтись без управления и надзора: даже если в стране все водители хорошие, все равно нужны правила уличного движения и полицейские. Банковское дело, как и управление автомобилем, - деятельность, сопряженная с риском для третьей стороны. Представим картину, возникающую при отсутствии или неэффективности регулирования и надзора в банковском бизнесе. Признаки плохого управления могут быть сгруппированы в четыре категории:

(а) технические;

(b) "косметический менеджмент";

(c) "авантюрный менеджмент" (La fuite en avant);

(d) мошенничество.

Эти признаки проявляются в различной последовательности. Когда плохая техника управления приводит к убыткам или к снижению дивидендов, этому часто сопутствует "косметический" или "авантюрный" менеджмент. Мошенничество может иметь место с самого начала, но выявляется лишь в конце, как один из дефектов, превративших хороших банкиров в плохих. Неликвидность - финальный пункт краха. К этому времени банк, возможно, давно работает с отрицательным капиталом.

В то время как нефинансовые фирмы могут испытывать неликвидность несмотря на финансовую состоятельность в целом, банковский бизнес характерен тем, что неплатежеспособность[iii] неизменно предшествует неликвидности. Размер бизнес - портфеля, левераж[iv] банка и его способность привлекать деньги вкладчиков - ключевые характеристики финансовых институтов.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ДЕФЕКТЫ МЕНЕДЖМЕНТА

Технические дефекты менеджмента[v] возможны, если:

(a) банк организован недавно и его руководство неопытно;

(b) финансовый контроль над банком приобретен новыми владельцами;

(c) банк, ранее управлявшийся хорошо, не смог предвидеть изменения или сориентироваться в ухудшившейся ситуации и предпринять оздоровительные меры.

Плохая техника менеджмента выражается в ряде неудовлетворительных политических решений и практических мер. Самые значительные из них:

неумеренный рост;

плохое кредитование;

недостаток внутреннего контроля;

плохое планирование банковского бизнеса и менеджмента.

Неумеренный рост - одна из главных причин кризиса. Это, например, рост кредитов непропорционально капиталу банка, амортизатору потенциальных убытков. Или распространение операций на регионы и отрасли, с которыми банк плохо знаком или не имеет для этого достаточных ресурсов. Подчас это попытка роста ради роста.

Рискованная кредитная политика - ключевая, фатальная опасность. Суть банковского менеджмента - обеспечить, чтобы депозиты (которые принадлежат вкладчикам, а не банку) ссужались так, чтобы приносить банку соответствующий доход и были бы гарантированы от невозврата. Плохая кредитная политика и практика включают:

(a) Избыточную концентрацию риска, - выдачу кредитов, равных излишне высокой доле банковского капитала, одному заемщику или группе заемщиков, или же одному сектору экономики. Такая практика возможна как выражение преднамеренной политики банкира, который верит в вечное здоровье данного заемщика, либо как результат непреодолимого давления на него заемщиков, не способных не только обслуживать долг, но даже возмещать свои операционные расходы. Переконцентрация риска часто сопряжена со связанным кредитованием, о котором речь ниже. Не всякая переконцентрация приводит к краху, но большинство банкротств - следствие серьезной избыточной концентрации риска.

(b) Связанное кредитование, - ссуды компаниям, частично или полностью принадлежащим банкирам или банку. Поскольку владение компанией, особенно в случае с банкиром, часто завуалировано (например, через участие в капитале, через связи по принятию решений), понятие связанности более широко, чем понятие собственности, и потому более приемлемо.

Как будет сказано далее, кредитование заемщиков, связанных с банкирами, сверх установленных лимитов, зачастую сопряжено с коррупцией. Риск здесь высок оттого, что банкир использует банк как инструмент финансирования своего собственного бизнеса и, не думая о кредитоспособности последнего, концентрирует на нем большую часть ссудного портфеля банка. Для связанного кредитования характерны неумеренная концентрация, невозвраты и постоянные отсрочки ссуд.

Кредитование заемщиков, принадлежащих банкам, типично для банков развития (инвестиционных банков). Это бывает и в индустриальных странах (Германия, Япония). Говоря абстрактно, подобное кредитование неопасно, если к связанным заемщикам банк относится так же, как к любым другим. В этом случае абсолютно необходимы четкое разделение собственности и должный внутренний контроль. На практике опасность проистекает из того, что:

кредиты выдаются по менее строгим критериям и концентрируют высокую пропорцию капитала из - за родительских отношений банка и дочерней фирмы;

из - за излишне легкого и систематического доступа к кредитам менеджмент в дочерней компании ослабевает;

представители банка в правлении дочерней фирмы постепенно входят в теплые отношения в фирмой и людьми, которых должны контролировать. В итоге они не способствуют получению информации и контролю, а скорее препятствуют им;

родительский банк редко относит ссуду своей дочерней фирме к просроченным или сомнительным.

В случае с государственными банками развития, к проблемным кредитам и убыткам могут привести социальные факторы и политическое давление. При этом отчетность таких банков далеко не всегда отражает проблемы.

(c) Выдача ссуд на сроки, не соответствующие срокам привлеченных банком ресурсов[vi]. Трансформация сроков - существенный элемент банкинга. Поскольку сроки депозитов взаимно перекрываются, определенная их часть остается на стабильном уровне и может быть использована для кредитования на сроки, превышающие те, что зафиксированы в депозитных договорах. Но когда сроки кредитов уже слишком не соответствуют срокам обязательств банка (либо становятся таковыми в результате постоянных отсрочек ссуд), ликвидности грозят проблемы. В конечном счете банк, возможно, и решит их, но это обходится слишком дорого из - за высоких ставок по экстренно привлекаемым ресурсам. Если кредитные ставки при этом фиксированы, возможны убытки. Имеет место и валютный риск, проблема особенно серьезная, когда банк работает с иностранными валютами, где, помимо надежности заемщиков, возникают риски, связанные с переводом средств через границы и с их обменом.

Если банк, привлекая более дорогие ресурсы, остается в рамках рыночных стандартов и оперирует плавающими кредитными ставками, вышеуказанное не является серьезной проблемой. Однако заемщик, особенно при высокой инфляции, может оказаться неспособным платить высокие переменные ставки. Если же покупка ресурсов с целью избежать неликвидности происходит по ценам намного выше рыночных, то переменные кредитные ставки не сообразуются с рыночными стандартами, и тогда убытки неизбежны.

В любом случае, если несоответствие депозитов и кредитов по срокам является результатом постоянных возобновлений и отсрочек кредитов из - за неспособности заемщиков обслуживать долг, подобные кредиты ведут к убыткам.

(d) Несвоевременный возврат ссуд часто проистекает из конфликта интересов между банком и компаниями, принадлежащими банку или банкирам, из - за политического давления на банкиров или потенциальных проблем с персоналом.

(e) Излишне оптимистическая оценка перспектив заемщика, в том числе неспособность предвидеть и оценить возможные риски его бизнеса. Включает и неадекватную оценку качества управления в компании - заемщике. Подобные кредиты возникают также из - за политического давления.

Слабость внутреннего контроля может иметь место в различных областях работы банка. Она наиболее опасна, если затрагивает:

процедуры ревизии кредитного портфеля, которые призваны предупредить излишне оптимистичное кредитование, неумеренную концентрацию риска плюс необоснованные отсрочки ссуд. Такие процедуры призваны также обеспечить необходимые меры по возврату ссуд.

систему информации, позволяющую руководству правильно анализировать тенденции развития операций банка, и включающую сигнал тревоги на ранней стадии появления проблем.

внутренний аудит, осуществляющий надзор за тем, насколько четко банк следует инструкциям и политическим установкам руководства.

Слабость планирования. Способность предвидеть - талант который, однако, развивается адекватной техникой. Но планирование не есть только дело техники. Это и вопрос добросовестности. Оно тесно связано с опытностью и интересами руководства, с наличием или отсутствием взаимодействия, командного духа в работе менеджеров. Слабость планирования подчас вытекает из благостной мысли, что банковское дело всегда было безопасным бизнесом, который не требует усердия, квалификации и не нуждается в приспособлении к изменяющейся обстановке. "У нас все всегда шло нормально", "Вряд ли случится что - то серьезное", "Время разрешит все проблемы" - это типичные примеры отношения к планированию. В обстановке нестабильности, растущей конкуренции, угрозе афер и т.д. легко представить последствия плохого планирования. Если же банк тщательно изучает тенденции своего развития, старается понять, что его ожидает в обозримой экономической ситуации, он может адаптировать свою стратегию так, чтобы сократить ущерб от неблагоприятных факторов и выжить даже в эпицентре кризиса. Наряду с неумеренным ростом, рискованной кредитной политикой, слабое планирование - наиболее частая причина ухудшения работы банка.

ТОЧКА ВЫБОРА

В результате технического мисменеджмента, макро - и/или микроэкономических осложнений банк может обнаружить, что от скрытых убытков, снижения (а то и исчезновения) реальной прибыли его капитал постоянно уменьшается, а дивиденды акционеров в опасности. В такой ситуации квалифицированные органы надзора, хороший руководитель банка должны вскрыть и оценить реальное состояние дел, изменить стиль менеджмента и привлечь новый капитал. Однако слабость надзора и руководства усугубляют ситуацию.

Для рынка падение дивидендов - красноречивый сигнал о том, что положение банка ухудшилось. В этот момент банкиры обязаны сделать все возможное, чтобы избежать потери доверия к банку и сохранить контроль над фирмой. Это - важный перекресток. Если контролер или банкир сойдет с правильной дороги, банк обречен на "косметический" и/или "авантюрный" менеджмент. Качество менеджмента и корпоративная культура начнут падать. Рынок теряется, убытки нарастают по спирали. Когда пройдена некоторая "точка возврата", единственным средством лечения прогрессирующей несостоятельности банка становится ликвидация либо реорганизация.

"Косметический менеджмент" состоит в камуфлировании прошлых и текущих потерь с тем, чтобы выиграть время и, сохраняя контроль за ситуацией, найти решение, или же подождать, когда время решит все проблемы.

Есть много способов скрыть реальное положение банка. Некоторые из них могут быть названы "отчет о доходах наизнанку"[vii]. В доброкачественном отчете о прибыли дивиденды являются результатом суммирования и вычитания соответствующих статей доходов и расходов. Но когда дивиденды под угрозой, банкир может решить, что они просто не вправе быть переменной величиной, что они должны стать постоянной, а вот с остальными цифрами отчета о доходах и расходах допустимы манипуляции, пусть даже не имеющие ничего общего с реальностью. "Отчет наизнанку" будет выглядеть как модель А, противоположная стандартной модели В:

Отчет наизнанку Правильный отчет
модель А модель В
Заданный уровень дивидендов Полученные проценты по ссудам
+ Нераспределенная прибыль - Расходы на уплату процентов по депозитам
+ Налоги = спрэд (маржа)
= Чистая прибыль + Плата за услуги
+ Резерв - Операционные расходы
+/ - Прочие доходы(расходы) = Операционная прибыль
= Операционная прибыль +/ - Прочие расходы/доходы
+ Операционные расходы - Резерв
- Плата за услуги = Чистая прибыль
= Спрэд (маржа) - Налоги
+ Расходы на уплату процентов по ссудам - Нераспределенная прибыль
= Полученные проценты по ссудам = Дивиденды
Поскольку сумма дивидендов предопределена, первым объектом манипуляций становится нераспределенная прибыль. Банк жертвует адекватностью капитала во имя "хорошего имиджа", которому не поверит ни один специалист. Зато инвесторы получат дивиденды, к которым привыкли.

Следующая проблема возникает, когда дальнейшее сокращение нераспределенной прибыли более невозможно. Банкир начинает хитрить уже с показателем чистой прибыли, увеличивая ее на бумаге, несмотря на то, что приходится платить больше налогов. Для этого есть четыре основных способа:

(а) отчислять в резервный фонд меньше, чем требуется, посредством процедуры "увековечения", или же "защиты" ссуд фиктивным обеспечением;

(b) засчитывать безнадежные долги как доход;

(c) необоснованно завышать оценку активов;

(d) авансировать доходы и оттягивать начисление расходов.

"Увековечение"[viii]. Наиболее серьезные проблемы связаны не с теми кредитами, которые отражаются на счете просроченных ссуд: это лишь небольшая часть проблемных кредитов. Самые значительные потери банка прячутся в портфеле, который банкиром классифицируется как текущий, "хороший" портфель. Когда банкир намерен подогнать размер резервов к заданному уровню прибыли и дивидендов, он просто не классифицирует просроченные, сомнительные или списанные кредиты как "плохие"[ix]. Напротив, он автоматически будет их пролонгировать, дабы избежать их отнесения на счет просроченных ссуд. Процент по ним рефинансируется[x]. Проблема нарастает как снежный ком и грозит катастрофой, поскольку возвратить такие кредиты все труднее, а заемщик - все наглее, так как банк не может принять эффективные меры по взысканию ссуды, "спрятанной" на счете текущих кредитов. Привычка к неплатежам укореняется. Эта практика типична для ссуд компаниям, доля капитала которых принадлежит банку или банкирам, или в которые банк вложил непропорционально большую долю портфеля. Яркий пример - банки, кредитующие развивающиеся страны, когда они снова и снова пролонгируют долги, не делая при этом положенных резервов.

Другой типичный способ сокращения необходимых отчислений в резервы - приукрасить плохой кредит, приняв в залог обеспечение, даже если оно не способно покрыть долг или по закону не может быть обращено в пользу банка при невозврате ссуды. Это, в частности, ссуды, обеспеченные закладными второго и последущих сроков, предприятиями, на которых имеют место острые конфликты с профсоюзами, бесперспективной недвижимостью или недвижимостью с ограниченным потенциалом развития. Банкир будет представлять такое обеспечение как первоклассное, процент же по ссуде будет зачисляться в доход банка в установленные договором сроки, что очень обрадует заемщика.

Порой заемщик уже проел капитал[xi], терпит постоянные убытки и даже абсолютный отток денег из фирмы, а банкир все еще убеждает, что не должен создавать резерв по этим кредитам, и что со временем проблемы заемщика разрешатся. Доходит до того, что наш банкир зявляет, будто просто не может производить резервирование по этому и другим таким кредитам сверх тех границ, в которых подобное резервирование рассматривается налоговым законодательством как операционные расходы. Следовательно, такие кредиты вовсе не плохие.

Описанная выше практика не только ведет к недостаточному резервированию, но также заставляет банкира капитализировать неполученный процент, то есть отражать его в отчете как доход, одновременно увеличивая на его величину основной долг по ссуде. Таким образом (возвращаясь к отчету о доходах), "прибыль" преувеличивается не только потому, что резервирование меньше необходимого, но и потому, что процентный доход выглядит выше благодаря процедуре превращения кредитов в "вечнозеленые".

Но вот уже и "увековечения" кредитов недостаточно, чтобы удерживать показатель прибыли на желаемом уровне. У банкира еще есть один способ: - переоценить фиксированные, или постоянные активы: недвижимость или капитал. Некоторые законы позволяют банку периодически переоценивать свои активы с учетом инфляции без уплаты дополнительных налогов. Банк это использует, завышая в отчете оценку активов в сравнении с их реальной экономической стоимостью, и тем создавая искусственный дополнительный доход (разницу между предшествующей и новой оценками имущества), и резервы (как статью в пассиве, противостоящую активной статье дооценки).

Хуже всего то, что иные банкиры переоценивают свои активы путем продажи последних компаниям, связанным с банком, по цене большей, нежели их учетная оценка, и засчитывая положительную разницу как доход. Отрицательная разница не показывается в балансе покупателя должным образом. Другой способ "переоценки": банк обращает в свою пользу залог, стоимость которого недостаточна для покрытия данного кредита, но учитывается как доход в сумме, равной кредиту. Еще одна уловка - преждевременное авансирование доходов и задержка с зачислением на баланс расходов. Например, плата за услуги по правилам должна рассредотачиваться на протяжении операционного периода. Однако банкир, находящийся в затруднении, будет учитывать плату в день ее получения. С другой стороны, он может учитывать в балансе расходы как кредиторскую задолженность (например, плату за покупку ценностей) до момента действительного платежа, хотя по правилам эта сумма учитывается как расход в день подписания контракта о поставке товаров.

АВАНТЮРНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

"Авантюрный менеджмент" - ситуация, когда банкиры уже не могут не объявить об утрате капитала или уменьшении дивидендов. На этом этапе, помимо "косметики", банкир прибегнет к таким операциям, которые, как он рассчитывает, позволят ему выиграть время и, если повезет, выправить положение. Основные способы для этого:

(а) спекуляция

(b) покупка депозитов по завышенным в сравнении с рыночными ставкам

(c) взимание с заемщиков завышенных процентов по ссудам.

Когда неблагоприятная экономическая среда, жесткая конкуренция и технический мисменеджмент приводят к постоянным убыткам и высокой доле безнадежных кредитов, банкир чаще всего ищет альтернативные доходы в спекулятивных операциях. Примеры: покупка недвижимости во время инфляции в надежде, что цена на нее будет повышаться вечно, и при продаже банк получит прибыль; приобретение земли для девелоперских операций; покупка растущих акций в расчете на быстрые прибыли. Но из - за перемен в тенденциях рынка, из - за неточности прогнозов желанная прибыль не материализуется. Или же жесткая денежная политика приводит к дефляции и к экономическому спаду, рынок сужается и цена недвижимости резко падает.

По мере ухудшения ситуации, доля неблагополучных кредитов становится все выше, а доход, призванный покрывать расходы по депозитам, операционные расходы и приносить прибыль, все уменьшается. Теперь уже не до косметики. Надо обеспечить хотя бы абсолютный приток денег, который постоянно падает, а банк начинает испытывать трудности с ликвидностью.

Под угрозой потери ликвидности банкир выходит на рынок и предлагает вкладчикам очень высокие ставки. Ему во что бы то ни стало нужно поддерживать впечатление роста и стабильности. Он рассчитывает, что сможет получать с клиентов соответственно высокую плату по кредитам, которая покроет его расходы. Наконец, ему не хватает денег уже не только на проценты по депозитам, но и на жалованье служащим и другие фиксированные расходы. На этой стадии банкир принимает вклады, уже наверняка зная, что не возвратит их хозяевам.

МОШЕННИЧЕСТВО

Мошенничество может являться причиной убытков уже на ранней стадии кризиса банка. Часто это случается, когда банк учрежден или приобретен группой спекулянтов или людей, имеющих свой личный бизнес. В банкинге, - бизнесе, основанном на доверии, мошенничество, подделка документов могут быть частью "косметического" менеджмента в той степени, в которой это является способом сокрытия правды от общественности. Часто хороший менеджер становится мошенником по мере ухудшения положения банка. Близится неликвидность; в предчувствии конца у банкира возникает искушение вывести деньги из банка. Самый типичный способ - самокредитование, то есть кредитование компаний, принадлежащих банкиру или связанных с ним. Это возможно посредством определенных формальных процедур, которые впоследствии весьма затруднят предъявление иска к банкиру. Другой способ мошенничества "последней минуты" - манипуляции собственностью компаний, частично принадлежащих банку или банкиру. Если компания процветает, банкир покупает ее у банка по дешевке. Если же компания в тяжелом положении, банкир продает ее банку втридорога. Наконец, когда банкир уже под следствием, все его операции "соответствующим образом" материализуются через попечителей, фиктивные компании и другими методами, позволяющим избежать контроля.

ПРОЦЕСС УХУДШЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЯ БАНКА: ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ

Одно из следствий затяжки с решением проблем - это падение культуры менеджмента. Но это и источник долгосрочных трудностей. Отношение к делу высшего руководства, будучи образцом для подчиненнных, становится характерным для среднего менеджмента и всех организационных структур. Культуру плохого менеджмента очень трудно изжить. Это может занять у нового руководства столько же времении, сколько подолжалось ее формирование. Потребуется смена менеджеров на нескольких уровнях. Вот почему, в частности, для решения таких проблем приветствуются слияния. Некоторые черты испорченной культуры менеджмента приводятся ниже:

Документы неправильно отражают факты. Цифры неправильно отражают денежные суммы.

Сокрытие и мошенничество становятся нормой.

Спекулянт становится идеальным типом менеджера с той поры, когда спекулятивные операции превращаются в основной бизнес. Это дает эфемерную надежду на выход из тяжелого положения.

Продвижение менеджеров по службе основывается на лояльности, а не на компетенции. Открытость управленческой информации и коллективный дух в работе менеджеров постепенно исчезают.

Деятельность внутреннего аудита сворачивается либо сосредоточивается на незначительных проблемах в филиалах банка.

Руководители филиалов становятся однобокими профессионалами. Им приказано заниматься только привлечением депозитов и прекратить выдачу кредитов, кредитная же работа уходит в головную контору или в главные филиалы.

Тот факт, что деньги являются для банка "сырьем" и нужны ему "для престижа", приводит к раздуванию штата, жалованья и затрат на содержание персонала. Характерно возведение роскошных офисов.

Заемщики привыкают не платить по обязательствам. Со своей стороны, и банкиры забывают об обязательствах банка.

РОЛЬ БАНКОВСКОГО НАДЗОРА

Явления, названные выше косметическим, авантюрным менеджментом и мошенничеством, могут происходить сами по себе или в "букете". Особенно легко они возникают в странах, не имеющих необходимого законодательства и регулирования, которое объявляет подобные вещи незаконными либо даже не делает их предметом контроля и исправления. Но даже при хорошем законодательстве слабость надзора - идеальная почва для развития и укоренения подобных явлений. Настоящая брошюра не претендует на изложение основ банковского регулирования и надзора. Тем не менее несколько примеров иллюстрируют меры, которые предотвращают, ограничивают или исправляют последствия некачественного менеджмента.

(a) Если вход на рынок банковских услуг регулируется и контролируется, то есть, если орган банковского надзора (Центральный банк либо Суперинтендантство по банкам) способен не дать жулику стать банкиром (учредить банк, либо приобрести контроль за уже существующим банком), опасность извращенного менеджмента существенно уменьшается.

(b) Если банк обязан посылать адекватную периодическую детальную информацию в органы надзора (в балансе и отчете о доходах), ее анализ позволит этим органам определять тенденции и проблемы развития банка и уже на ранней стадии предпринимать должные оздоровительные меры.

(c) Если банки обязаны публиковать разумно агрегированную информацию о состоянии своих счетов, акционеры и общественность заставляют руководство банка предпринимать санирующие меры до вмешательства органов надзора.

(d) Если счета и активы банка подлежат внешнему аудиту, а отчеты аудиторов должны посылаться контролирующим органам и публиковаться, это затруднит сокрытие информации.

(e) Если законодательство устанавливает правила, лимитирующие концентрацию кредитов и связанное кредитование определенной пропорцией капитала банка, и если исполнение этих требований надлежаще проверяется надзорным органом, риск неплатежеспособности и банкротства будет ограничен.

(f) Если установлен определенный минимальный норматив уровня капитала против активов банка, расширение кредитного портфеля не будет слишком рискованным.

(g) Если установлены правила, согласно которым банк обязан правильно классифицировать хорошие и неблагополучные кредиты, и если резервные требования банком выполняются (опять - таки с соответствующей проверкой), его состояние будет постоянно под контролем, а оздоровительные меры - своевременными.

(h) Если за низкое качество управления, неисполнение правил, мошенничество законом предусмотрены соответствующие наказания, например, штраф, принудительная замена руководства и т.п., пространство для дефектов менеджмента также будет ограничено.

(i) Последнее по счету, но не по существу дела: если существуют необходимые инструменты инъекции капитала в банк, страхования депозитов на случай банкротства банка, ухудшение его деятельности может быть остановлено, а цепная реакция кризиса оборвется посредством покрытия убытков, возможно государством.

УРОКИ

Многие выводы из настоящего документа совершенно очевидны. И все же нелишне их повторить, дабы подытожить сказанное.

Регулирование и надзор - не панацея. Но это необходимые предпосылки формирования сильной финансовой системы и ограничения ущерба от мисменеджмента, делающие макро - и микрополитику эффективной.

Хорошие регулирование и надзор бесполезны, если нет механизмов решения проблем неплатежеспособности. Их отсутствие может даже вести к разложению органов банковского надзора, которые, не имея достаточных средств "лечения", начинают терпимо относиться к укрывательству нарушений.

Ущербный менеджмент - важнейший фактор банковских кризисов. Хороший менеджмент не справляется с ситуацией только при крупных экономических потрясениях. Но даже и в этом случае сильные менеджеры могут свести потери к терпимому уровню.

Качество менеджмента - категория динамическая. Если банк теряет значительную часть капитала без должной реакции или дополнительного вливания средств в капитал, ухудшение финансового положения наверняка ускорится.

Постоянство плохого менеджмента увеличивает убытки не только из - за необходимости финансирования прошлых потерь, но также из - за ухудшения культуры управления и новых операций, несущих убытки.

Требования адекватности капитала бесполезны, если не существует должной системы оценки активов, резервирования и контроля.

Для оценки платежеспособности банка недостаточно анализа лишь статьи просроченных ссуд в балансе, поскольку неблагополучные ссуды могут быть показаны в нем как текущие. Чем больше плохой кредит, тем вероятней он будет отражен по счету текущих ссуд.

Из вышесказанного следует, что счета отсроченных и продленных кредитов - идеальное место для сокрытия убытков, удобный способ создания видимости достаточного капитала и дохода путем уклонения от резервирования и отражения в качестве дохода процентов, которые невозможно получить с клиента.

При помощи манипуляций отчетностью банк долго может оставаться ликвидным, хотя постоянно теряет капитал и активы. Когда неликвидность вскрывается, банк уже в самом пекле банкротства, возможно, "съевшего" не только собственный капитал банка, но и значительную часть депозитов.

Вскрытие убытков и отражение их на счетах бухгалтерского учета - болезненная процедура, но оно прозводит эффект чуда. Оно указывает пути оздоровления всем слоям менеджмента.

Это обстоятельство, в частности, важно в случае государственной собственности, когда потеря капитала воспринимается некоторыми людьми в различном свете. В этих случаях установление и вскрытие убытков особенно необходимо. Когда заходит речь о деньгах налогоплательщиков, вскрытие потерь делает более осторожными не только менеджеров, но и политиков.

Разложение менеджмента и неликвидность способны к распространению. Это должны побуждать власти реагировать на неплатежеспособность банков возможно быстрее; иначе потери могут расти в геометрической прогрессии, и новые депозиты вместо их продуктивного использования будут вовлекаться в банкротство. Это опасность уже не только для отдельного финансового института, а для системы в целом.

Высокие депозитні ставки, расточительное кредитование и высокие спрэды (маржи) в отчетах не могут быть причиной успокоения. Плохой банкир часто полагается на спекулятивные операции, надеясь компенсировать высокие расходы, приукрасить реальное положение дел и, во многих случаях, просто уже борется за выживание.

Банкиры и политики могут питать иллюзии насчет того, что финансовые кризисы есть системное явление, обусловленное только макроэкономическими факторами. Плохие банкиры находят в этом прекрасный аргумент для того, чтобы апеллировать только к макроэкономическим акциям, и оздоравливать финансовые системы, никого не обижая и не наживая врагов, а то и вообще ничего не предпринимать для выправления положения. Органы банковского надзоpа должны избегать подобных заблуждений.

[i]По начальным буквам слов Capital, Assets, Management, Earnings, Liquidity

[ii] англ.: inside dealing

[iii]insolvency

[iv]leverage - отношение собственного капитала банка к привлеченным депозитам

[v]В оригинале "mismanagement", то есть плохой менеджмент, характеризующийся как ненамеренными ошибками, так и умышленными противозаконными действиями менеджеров, отсутствие надлежащего контроля и т.п.

[vi]*английский термин - mismatching: от глагола to match - удовлетворять, соответствовать

[vii]"upside - down income statement"

[viii]в оригинале используется термин "evergreening", от "evergreen" - вечнозеленый

[ix]Bad loans

[x]т.е. платиться заемщиком из средств, полученных у того же или у другого банка

[xi]в оригинале используется термин "negative capital", отрицательный капитал.

За матеріалами: BIN.ua
 

ТЕГИ

Курс НБУ на понеділок
 
за
курс
uah
%
USD
1
41,0434
 0,1611
0,39
EUR
1
44,6860
 0,3042
0,69

Курс обміну валют на вчора, 09:46
  куп. uah % прод. uah %
USD 40,6292  0,17 0,41 41,2429  0,17 0,40
EUR 44,1042  0,26 0,60 44,9321  0,34 0,75

Міжбанківський ринок на вчора, 11:33
  куп. uah % прод. uah %
USD 41,0650  0,23 0,58 41,0850  0,23 0,55
EUR -  - - -  - -

ТОП-НОВИНИ

ПІДПИСКА НА НОВИНИ

 

Бізнес