Авторизация

Ім'я користувача:

Пароль:

Новини

Топ-новини

Фінансові новини

Фінанси

Банки та банківські технології

Страхування

Новини економіки

Економіка

ПЕК (газ та електроенергія)

Нафта, бензин, автогаз

Агропромисловий комплекс

Право

Міжнародні новини

Україна

Політика

Бізнес

Бізнес

Новини IT

Транспорт

Аналітика

Фінанси

Економіка

ПЕК (газ та електроенергія)

Нафта, бензин, автогаз

Агропромисловий ринок

Політика

Міжнародна аналітика

Бізнес

Прес-релізи

Новини компаній

Корирування

Курс НБУ

Курс валют

Курс долара

Курс євро

Курс британського фунта

Курс швейцарського франка

Курс канадського долара

Міжбанк

Веб-майстру

Інформери

Інформер курсів НБУ

Інформер курс обміну валют

Інформер міжбанківські курси

Графіки

Графік курсів валют НБУ

Графік курс обміну валют

Графік міжбанківській курс

Експорт новин

Інформація про BIN.ua

Про сайт BIN.ua

Реклама на сайті

Контакти

Підписка на новини

Борьба с коррупцией может стать главной частью плана Маршалла для Украины

10:49 09.01.2018 |

Політика

 Максим МИХАЙЛЕНКО / Деловая столиа

Резкая реакция американского внешнеполитического ведомства на попытки украинских парламентариев внести изменения в антикоррупционное законодательство демонстрирует перемены, которые происходят в самих западных столицах.

В частности, обращает внимание синхронность как заявлений, так и (по-видимому) действий, последовавших из Вашингтона и Брюсселя. А ведь еще недавно было принято, в какой-то степени, считать, что Трампу украинская проблематика до лампочки, а Европейская Комиссия погружена в собственную дилемму, поскольку европейская интеграция явно зашла в тупик. Чем же мотивирован такой взрыв эмоций, ведь украинские политики не сделали ничего такого, чего не делали бы раньше - если вспомнить о том, что на их проделки достаточно спокойно смотрели и при Клинтоне, и при Буше-младшем, и большую часть срока при Обаме?

Тем более, что, как известно, и сам Дональд Трамп довольно чуток к интересам богачей, к которым принадлежит сам, и, как утверждают злые языки, в их интересах даже пробил масштабное изменение налогового закона. Можно было подойти к этому вопросу и с другой стороны - какое значение имеет порядок назначения и увольнения руководителей украинских антикоррупционных ведомств, когда мир горит в огне "четвертой мировой" или "второй холодной" войны?

Ан, нет.

Во-первых, понятное дело, лично Трамп Украиной не занимается, у него и без нее много неприятностей. Но эти неприятности связаны с незаконным лоббизмом, другими словами, политической коррупцией, за которую преследуют в разное время близких 45-тому президенту США лиц. Так, например, Майкл Флинн признал свою вину в том, что солгал агенту ФБР насчет тематики разговора с экс-послом РФ Сергеем Кисляком - оказалось, что и впрямь обсуждал с ним вопрос санкций. Над всей эпопеей о вмешательстве Москвы в американские президентские выборы, разворачивание которой происходит на фоне борьбы отнюдь не благоволящего к Трампу мощного глобального консорциума с оффшорами - нагромождено немало. Но в Белом Доме дуют на огонь - ведь чуть было не прокололись с министром торговли Уилбуром Россом, а на подходе - разъяснение отношений Джареда Кушнера с "Внешэкономбанком".

Во-вторых, не стоит забывать, что недобитые изоляционисты (в принципе, тактически способные подыграть России) из системы власти Трампа - ревниво надзирают за Украиной, чтобы найти обоснования сократить, а то и прекратить помощь нашей стране. Просто их не слышно, или слышно не так громко как антироссийских ястребов. Но пока Дональд Трамп - президент, окончательно он от изоляционистов не избавится, а между тем вероятный новый глава ЦРУ Том Коттон - находится под их идеологическим влиянием. Кстати, не исключено, что после недавних событий в Вашингтоне, а именно конфликта между бывшим главным стратегом Белого Дома и вновь главным редактором "Breitbart" Стивеном Бэнноном, тот же Коттон рискнет бросить вызов слишком "умеренному" Трампу. Но это - отдельная большая тема.

Посему характерный для официального Киева оптимизм, который зиждется на "общепонятном" представлении о списке приоритетов угроз для США в данном случае не совсем работает.

В-третьих, персональные представления Дональда Трампа и части его политических стратегов о рутинной внешней политике Америки - это одно, а функционирование институтов ("учреждений") этой политики совсем другое. Более того, как ни парадоксально, эти институты, хотя и несколько по-своему, тоже воплощают политическую волю президента. Так, во главе Минюста сегодня в реальности находится, конечно, не Джефф Сешенс, которого обсели со всех сторон (и президент, недовольный проявившейся нелояльностью генпрокурора, и борцы за права иммигрантов, и сам специальный прокурор), а первый заместитель генпрокурора Род Розенстайн. Каковой недавно "учудил", в некотором смысле "слив" переписку агентов ФБР и сотрудников Минюста, работавших над делом об электронной почте Хиллари Клинтон. Соль этого скандала в том, что один из этих агентов (оба были ангажированы против кандидатуры Трампа) впоследствии привлекался в команду Роберта Мюллера, но впоследствии был им уволен именно в силу выяснившегося конфликта интересов.

Иными словами, умышленно или нет, но прокурор Розенстайн сделал попытку подрыва расследования Мюллера. На данный момент собственно расследование опять ушло в сумрак, но так уже часто бывало перед очередной серией разоблачений, которые, впрочем, пока не указали прямо на то, что РФ "как-то так" вмешалась в избирательный процесс, чтобы извратить волю американцев. Сама по себе постановка вопроса расследования Мюллера довольно сложна, но в данном случае важна не она, а та политическая атмосфера в Вашингтоне, которую Киев должен учитывать не только в своей внешней и оборонной, но и внутренней политике.

Поэтому, в-четвертых, необходимо понимать, что в округе Колумбия установилась атмосфера подозрительности и страсти к расследованиям самого разного толка, причем на этом фоне Дональд Трамп продолжает попытки выполнять, собственно, свою программу. И Украина никуда не уходит из ее фокуса, как в позитивном ключе (оборонная помощь, крупные инвестиции государственной корпорации OPIC), так и в ключе пристального наблюдения США за происходящим в нашей политической жизни и системе отношений с соседями. Так, можно было заметить, что Трамп подвесил преференции по доступу тысяч украинских товаров на американский рынок до улучшения ситуации с защитой американских интеллектуальных прав. Такое уже бывало и в эпохи других президентств. Но это маленький сигнал о том, что такое пристальное наблюдение осуществляется. При этом ключевым для нашей страны является сохранение тесных и партнерских отношений с "глубоким государством" США, а конкретнее с "внешнеполитическим сообществом".

В данной связи представляется первоочередным обратить внимание на свежую статью старшего директора Центра Байдена по вопросам дипломатии и глобального участия в университете Пенсильвании Майкла Карпентера во влиятельном издании Foreign Policy. В последней администрации демократов д-р Карпентер занимал пост помощника замминистра обороны США по вопросам России, Украины, Евразии, Балкан и контроля над обычными вооружениями. А до этого - был советником по внешнеполитическим вопросам вице-президента США Джо Байдена и директором по вопросам России в американском Совбезе, многие годы провел в Госдепе и американских посольствах по всему миру. В общем, это образцовый представитель deep state, недавно засветившийся и в украинском новостном потоке с комментариями по поводу политики "Укроборонпрома", с чьим мнением необходимо считаться.

В своей статье "Украина нуждается в помощи США для преодоления коррупции" Майкл Карпентер указывает на то, что, не сумев победить украинскую армию, Москва меняет свою стратегию, нацеливаясь на продажных политиков, с помощью которых она надеется отыграть в Украине важные для себя позиции. Карпентер напоминает, что администрация Обамы направила экспертов ФБР, Министерства юстиции США и Государственного департамента, чтобы помочь Украине создать с нуля НАБУ, НАПК и САП. К тому же, США предоставляли экспертные советы по созданию патрульной полиции в местных общинах в Украине.

Ни одна из этих реформ, считает дипломат - не проходит легко. Поэтому нужна постоянная работа и дипломатическое давление на руководство Украины, чтобы оно выполняло свои обязательства, отмечает Карпентер. Он вспоминает, что бывший вице-президент США Джозеф Байден, например, неоднократно призывал руководителей Украины создать независимые антикоррупционные учреждения и преследовать коррупцию.

К сожалению, в результате выборов в своих странах и голосования по Brexit, лидеры США, Британии, Франции и Германии были отвлечены от Украины в течение последнего года. Это позволило, по оценке Карпентера, "укоренившимся интересам" (то есть лоббистам, или старой олигархии) усилить атаки на антикоррупционные органы. Далее аналитик предлагает администрации Трампа и европейским союзникам США свои рецепты: "В таких случаях новая администрация должна использовать политические рычаги влияния, донося мысль о том, что поддержка Запада базируется на условиях, вы или соглашаетесь бороться с коррупцией, или потеряете поддержку".

В военной сфере США смогут усилить влияние через укрепление программ тренировки. Сейчас в этой программе ежегодно принимает участие пять батальонов сил пехоты и один батальон специальных сил. Усиление этих учений с привлечением тренеров лучшей квалификации, применение моделирования боевых действий в соответствии к реалиям на Донбассе, войны электронными средствами и беспилотниками может изменить ситуацию на поле боя гораздо сильнее, чем несколько противотанковых ракет (хотя, оружие также нужно - добавляет Карпентер). Но вишенка на торте этого своеобразного "плана Карпентера" - в другом.

Прежде всего, США могут призвать европейских партнеров расширить свою активность, а страны-члены НАТО - также предоставить оружие Украине, считает исследователь. Это будет означать начало серьезных переговоров с ЕС по созданию инвестиционного фонда с западным менеджментом, как инструмент для поддержки более глубоких антикоррупционных реформ. Среди прочих, за создание такого фонда выступал бывший премьер-министр Литвы Андриус Кубилюс.

Для работы инвестиционного фонда, по оценкам Карпентера, нужно $6 млрд ежегодно - достаточно неприхотливо, по сравнению с $378 млрд, которые имеются в Европейском фонде стратегических инвестиций. Если правильно его структурировать и если он будет иметь политическую поддержку ЕС, Украинский инвестиционный фонд будет иметь возможность быстро и масштабно продвигать изменения. Вот такая новая интерпретация плана Маршалла для Украины, который обсуждается уже второй год, с гармоничным механизмом "пряника и кнута". Конечно, даже сумма в 6 млрд., в особенности, в ежегодном формате - сегодня представляется, с оглядкой на наши, европейские и американские политические реалии - огромной. Но администрация Трампа может оказаться непредсказуемой и в хорошем смысле. А чем меньше Украина будет раздражать сообщество доноров выстраиваемой против России системы обороны - не только себя, но и коллективного Запада, к которому, пусть и на птичьих правах, принадлежит теперь и сама - тем ближе окажется перспектива долгосрочного внешнего финансирования столь необходимого ей экономического роста.

Ключові теги: США
 

ТЕГИ

Курс НБУ на понеділок
 
за
курс
uah
%
USD
1
41,4912
 0,0692
0,17
EUR
1
45,1860
 0,0758
0,17

Курс обміну валют на вчора, 10:10
  куп. uah % прод. uah %
USD 41,2020  0,08 0,20 41,9328  0,13 0,32
EUR 44,9320  0,12 0,27 45,8752  0,09 0,19

Міжбанківський ринок на вчора, 11:33
  куп. uah % прод. uah %
USD 41,4150  0,01 0,01 41,4900  0,05 0,12
EUR -  - - -  - -

ТОП-НОВИНИ

ПІДПИСКА НА НОВИНИ

 

Бізнес